Ребенок-инвалид и квартирный вопрос

больная девочка

Болезнь ребенка — тяжелое испытание для родителей, и иногда это может стать причиной разлада отношений в семье. Так случилось у Андрея и Ольги Свиридовых из Москвы, когда их дочке Полине поставили диагноз «аутизм».

Сначала не было предпосылок развития болезни, они стали проявляться позже. Родители начали отмечать, что их дочь не разговаривает, проверка слуха не выявила отклонений от нормы. Полина была в состоянии прекрасно понимать родителей, однако сама не произносила ни единственного слова. Девочку водили к врачам, ей назначались обследования. Через некоторое время выяснилось, что она отстает в развитии, ей был поставлен диагноз аутизм.

По-видимому, именно заболевание дочери вынудило Андрея и Ольгу развестись в 2014 году. Ольга продала свое жилище, взяла кредит и вложила деньги (примерно 7 миллионов рублей) в строящийся дом типа «лофт» на Часовой улице, предполагалось, что здание старого завода будет переоборудовано в дом. В этом доме квадратный метр продавался по выгодной цене, что побудило Ольгу выбрать именно этот вариант. В 2013 году она заключила договор, в котором было прописано, что 31 декабря 2014 года — дата сдачи дома. После того, как завод был разобран и перепроектирован, стройка приостановилась. В ходе расследования выяснилось, что подобный проект был не единственным, и в Москве строились несколько похожих «домов».

бывшее здание завода

 

В начале 2016 года Ольга была вынуждена обратиться в суд. Она подала иск о признании ее права владеть долей (58,3 кв. м) на Часовой улице в доме 28, строение 53. Ольга изначально покупала не долю, так как квартир в строящемся здании не было, а людям предлагались только доли. Выяснилось, что упомянутое здание теперь находится в залоге у банка. Предприниматель, планировавший построить дом на месте завода, оформил кредит в банке, и не вернул деньги, поэтому банк будет выставлять помещение на торги.

К счастью, суд удовлетворил иск Ольги. За ней было признано права владения долей в нежилом помещении. Через некоторое время банк обжаловал решение суда, и оно было отменено. Суд первой инстанции не установил, были ли строительные работы реконструкцией, ремонтом или самостроем, возникла необходимость в привлечении Департамента государственного имущества Москвы. Новое слушание состоится 29 августа.

суд

Остается лишь предполагать, как будут развиваться события. Вариант первый: суд снова признает Свиридову владелицей 58,3 кв. м. Вариант второй: суд признает корпуса завода самостроем, и здания будут подлежать сносу. Вариант третий: происходящая постройка может быть признана ремонтом, в этом случае Ольга не будет признана собственником, так как никакого строительства не происходило. Вариант четвертый: лофт-апартаменты будут признаны нежилым помещением.

В настоящий момент Ольга ждет решения суда и надеется на чудо. Сейчас она работает и снимает квартиру в Строгино. Доход Ольги составляет ее заработная плата, пенсия Полины и алименты. Большая часть этих денег уходит на оплату жилья, услуги няни и дорогостоящие лекарства. Ольга стала заложником ситуации.